Наталья Мусина
Наталья Мусина
Интервью
Наталья Мусина
share this
Share this

Наталья Константиновна Мусина — искусствовед, театровед, директор ташкентской арт-галереи «Караван», кавалер французского ордена «За заслуги в области искусства и литературы».

Как вы попали в эту профессию? Какие пути вас к этому вели?

Я избралав профессию благодаря своей маме, Любови Александровне Авдеевой, специалисту по узбекскому традиционному танцу и балету. Первое мое образование — театроведческое, которое было у моих родителей. Я — третье поколение театроведов в семье, но на мне оно и закончилось.

Второе мое образование — искусствоведческое. Я поняла, что с театрами в Ташкенте дела обстоят сложно и неоднозначно, а с искусство развивается, особенно прикладное. И окончила два факультета театрально-художественного института.

Потом так сложилось, что в начале 90-х году я попала на 9-месячную бесплатную стажировку во Францию. И стажировалась не как театровед или искусствовед, а как экономист. Тема диссертации, которую там же и защитила, была на стыке экономики и искусства. Даже для Франции того периода это было достаточно экзотично.

Что в вашем понимании искусство?

Нет такого «понимания», есть законы, и искусство, если вы возьмете словарь Даля, имеет четкое определение. Я ничего нового об этом не скажу и не люблю, когда в совершенно определенное понятие привносят нечто новое, якобы нетривиальное и совершенно не логичное.

Для меня существует понятие классического образования, а вот дальше, когда все прошли, вот тогда вы можете «повернуть» и  стать Надей Леже или Фернаном Леже, или Сальвадором Дали, которого я не люблю, но ценю как личность, как человека, который блестяще владел ремеслом. Без ремесла нет искусства, а «я так вижу»  — это для недоучек. Да, можно и так видеть, но для этого нужно достигнуть такого уровня, какого достиг мой любимый Модильяни. Вы должны получить образование.

Можно научить рисовать, можно научить правильно строить композицию, но не может быть балерина с кривыми ногами, не может человек, у которого нет чувства цвета, быть художником. Это нереально. 

Зачем человечеству искусство?

Чтобы не превратиться в животных. Я очень хорошо помню, как однажды ко мне подошли на улице, была какая-то передача телевизионная  давным-давно, и говорят: «Искусство спасет мир?». Это нереально. Я ненавижу, когда люди ставят нереальные задачи, а потом начинают героически их решать. Почему я так резко? Да потому что зачем утверждатьто, что невозможно.

Как в Узбекистане обстоят дела с искусством?

У нас блестяще обстоят дела с изобразительным искусством, прикладное просто на очень серьезном уровне. А с театром, к сожалению... Марк Вайль был моим однокурсником, помню, он говорил: «Если нет соляного раствора, кристаллик соли не может выкристаллизоваться». Нет этого "соляного раствора" в Ташкенте, и не предвидится, к сожалению.

Как вы отбираете работы для арт-галереи «Караван»?

Мы стали первой частной галереей в Ташкенте, тогда я еще работала в Ассоциации деловых женщин Узбекистана. До этого я почти двадцать лет была заведующей редакцией альбомов по искусству. Конечно, в этой средн я всех знаю, и меня знают многие годы.

Иногда мне кто-то может позвонить и сказать: «Cлушай, я тут в мастерской нашел работы друга покойного, возьми, может сможешь продать». У нас же очень плохо продаются картины, вообще практически, не продаются, и это большая проблема. Вот сейчас была выставка замечательной художницы Шахноз Абдуллаевой, — ни олдной работы не купили.

Это присуще только Узбекистану или это мировая тенденция? 

Это мировая тенденция — спад интереса к произведениям искусства, но и особенность Узбекистана. Человек лучше купит себе золотое богемское стекло, чем купит картину. Нет традиций таких, и никогда их не было. И рынка нет.

В прошлом году прошли два значимых для нашей страны культурных события, это выставка «Нить, соединившая поколения» и презентация книги «Ренессанс узбекского шелка», посвященной многовековой школе ткачества по технологии «икат». Как вы относитесь к этой инициативе?

Я очень рада, что эту книгу издали!  Если вы посмотрите полки у людей, которые занимаются шелком, то увидите много книг о ткани, и ни одной узбекской. Я думаю, есть миллион уже книг по икату, а «Ренессанс узбекского шелка» — первая узбекская. Думаю, что нужно нам делать много своих книг, разных.

И хорошо, что была выставка Расула Мирзаахмедова («Нить, соединившая поколения»). Я дружила с его отцом, он был ярким, незаурядным человеком.

Расскажите о проекте «Очарован тобой».

Знаете, он у меня родился в силу понимания того, что нашим девочкам явно не хватает умения поднять самооценку, и это основная задача нашего женского тренинга «Очарован тобой». Нашему проекту вот уже шесть лет, и мы нашу миссию выполняем. За эти годы наши курсы превратились в клуб  женщин, интересующихся искусством, модой, историей. Этот проект, к сожалению, никто не поддерживает. Мы пытались заинтересовать людей, найти какую-нибудь международную организацию, но пока нам это не удалось.

Сейчас есть у вас еще какие-то проекты?

У нас прибавился один серьезный проект — совершенно неожиданно для себя я стала вице-президентом Французского Альянса. И одна из моих инициатив для Французского Альянса Ташкента — проведение выставок. Например, 7 марта открылась выставка «Дорогами Востока», организованная Посольством Франции, Французским Альянском и сетью ресторанов CARAVAN GROUP, где представлена коллекция национальной одежды галереи «Happy Bird» (Самарканд). Это абсолютно новый проект, только что народившийся.

Вы очень деятельная женщина, можете вести по несколько проектов за раз. Дайте совет молодым девушкам, как успевать больше?

Тот, кто говорит, что все успевает, попросту обманывает. Но стремиться успевать больше надо обязательно. Об этом — как раз много в нашем интервью.

< Предыдушая статья: Семена Чиа

Читать также

Coachella 2018
Культура
Coachella 2018
Упражнения вне зала
Новости
Упражнения вне зала
Наталья Мусина
Интервью
Наталья Мусина
Вместо таблетки
Новости
Вместо таблетки
На вкус и цвет
Культура
На вкус и цвет
Дело вкуса
Новости
Дело вкуса