Paul Day
Paul Day
Интервью
Paul Day
share this
Share this

CAFB побеседовал с известным британским скульптором и создателем памятника Исламу Каримову в Москве.

Спасибо большое, что нашли время дать нам интервью. Это Ваш первый визит в Узбекистан?

Нет, я не первый раз в Узбекистане. Я был здесь летом, чтобы провести исследование. Я хочу поблагодарить Вас за гостеприимство и за приглашение на интервью.

В данный момент Вы работаете над проектом монумента в память о Первом Президенте, Основателе Независимого Узбекистана Исламе Каримове. Не могли бы вы описать основную концепцию монумента, и какова идея образа?

Это довольно таки сложный вопрос. Прежде всего хочу отметить, что это большая ответственность — создать памятник отцу-основателю этого государства, и я бы сказал, что чувство ответственности — это ключевой, базовый фактор в процессе создания данного монумента. Личность Первого Президента вбирает в себя многие черты — в первую очередь он человек, отец, муж, и он является создателем современного Узбекистана, значимым государственным деятелем, признанным на международном уровне. У меня до этого не было опыта создания памятников политических деятелей такого масштаба. В прошлом я работал над скульптурой Королеве Матери. Она была значимой личностью для всего Британского народа, хотя не участвовала в политической деятельности. Таким образом, в этой работе есть новые для меня грани, поэтому я чувствую груз ответственности. Что касается формы памятника, то он отличается от большинства других памятников.  Фигура Первого Президента не возвышается на пьедестале – он стоит перед архитектурным комплексом Регистан в Самарканде, его родном городе, перед символом культурного и художественного наследия, истории Узбекистана, местом, которое являлось очень дорогим для него лично, и которое было реконструировано под его руководством. Так, фигура Президента — символ страны, и он стоит на земле, выше нас, но он досягаем, доступен. Он не отдален, не возвышается высоко над нами на постаменте. Он находится в гармонии с окружающим миром.

Вы упомянули, что Самарканд занимает важное место в этой монументальной композиции. Не могли бы вы подробнее рассказать о том, как ваш последний визит в Самарканд помог вам в процессе создания памятника?

До начала этого проекта я никогда не был в Центральной Азии. Я никогда не общался с жителями Узбекистана. Для того, чтобы понять историю, жизнь и личность Первого Президента, а также установить эмоционально-духовную связь со страной, с Первым Президентом и его родиной, было очень важно для меня провести некоторое время там, посетить исторические достопримечательности, изучить историю, которая привела к созданию архитектурного наследия мирового уровня. И поездка в Самарканд была путешествием, исследовательским туром для создания, сбора и исследования визуальных материалов. Но это было больше, чем просто поездка. Это также было личным, эмоциональным способом прикоснуться к жизни Первого Президента. Например, когда меня и мою жену повели к строящемуся мавзолею, у нас была возможность помолиться перед захоронением Первого Президента. И в этот момент я почувствовал, что работа над монументом – это возможность почтить человека, который близок мне, несмотря на то, что мы никогда не встречались.

Что было для вас самым сложным и интересным в работе над этим памятником?

Иногда самое трудное – это и самое интересное. Я бы сказал, что самым сложным является создание полноценного портрета того, кого близко знала семья, а также люди, которые окружали его на протяжении всей его долгой политической карьеры. И в то же время я никогда не встречался с Первым Президентом лично. И создание трехмерного образа, который мог показать Первого Президента на вершине своей карьеры, и в расцвете сил — довольно таки сложная задача. Есть много изображений, например, снятых в анфас. А как скульптору мне необходимо было работать с трехмерным образом, Поэтому, мне необходима ментальная картина, со спины, сбоку, в анфас, сверху, снизу, и т.д. С такой же трудностью я столкнулся, когда работал над памятником Королеве Матери. Она скончалась за семь лет до того, как я начал работу над скульптурой. И мне необходимо было отобразить пять различных этапов ее жизни. И хотя ее фотографировали миллионы раз, в основном эти фотографии были не того формата, который необходим скульптору в создании трехмерного образа. И так же с Первым Президентом: существует множество видео- и фотоматериалов, но они не всегда дают всю информацию, необходимую для создания скульптуры. Поэтому выразить в бронзе резюмирующий образ, представляющий совокупность того, кем был этот человек, каким видели его люди, его характер – является крайне сложной задачей, но и необычайно интересной.

Вчера был очень важный день для вас, так как вы представили проект, концепцию и макет монумента Государственной комиссии. Как по вашему мнению прошла презентация? В целом довольны ли вы результатом вашей работы?

Это была очень важная встреча. Для меня было большой честью провести более часа с Президентом и супругой Первого Президента. В первую очередь хотел бы отметить, что мы сделали все возможное чтобы модель монумента была прекрасно освещена и презентована в лучшем виде. И я хотел бы выразить благодарность тем людям, которые помогли организовать эту презентацию, они проделали отличную работу. Я был уверен, что наша работа и созданная композиция сама многое скажет за нас. Сложно посредством одних слов сделать так, чтобы работа понравилась кому-то — необходимо, чтобы возникла эмоциональная связь с визуальным образом. И не раскрывая многое из того, что обсуждалось, скажу, что мое общее впечатление было такое, что присутствующие были впечатлены оригинальностью памятника и чувствовали, что у него есть мощь и сила не только в отображение личности Первого Президента, но и как объекта, отражающего роль Первого Президента, и в некотором роде идентичность узбекского народа и государства.

Возвращаясь к вашим произведениям. Среди ваших работ и монументальные, под открытым небом, и малые формы. Какие из них интереснее для вас в творческом плане?

Я не думаю, что есть какая либо разница в создании больших и маленьких работ. Большие работы, большие монументы начинаются как небольшие эскизы на бумажных листах. Самое трудное — взять белый лист и отразить ваше воображение и идеи на белом листе бумаги или глинянном макете. Так что размер практически не важен. Когда с нуля создаешь оригинальную идею, которая в конечном итоге может стать произведением искусства, это требует много размышлений, много интенсивной концентрации, — чувствуешь вызов и азарт, когда адреналин зашкаливает.

Ваши две наиболее знаменитые работы – это «Место встречи» и «Битва за Британию». Одна – романтическая статуя, а другая наполнена драматичностью. Насколько важна для вас эмоциональная составляющая скульптуры?

Думаю, что я испытываю большое удовольствие от того, что получаю задание исследовать какой-то объект, и потом, вдохнуть в него жизнь. Для меня не существует иерархии людских эмоций. Поэтому, работа над военным мемориалом, который отдает дань памяти молодым мужчинам и женщинам, пожертвовавшим своими жизнями на благо страны, — это невероятно интересная работа. Мемориал «Битва за Британию» был создан 70 лет спустя тех исторических событий. Он не был создан сразу после тех горестных событий. Это скорее исторический портрет, обзор битвы, о которой все знают в моей стране и каждый признает ее важность, а также признание и чествование достижений молодых пилотов. Так, переходя от драмы к романтике или любви — любви между мужчиной и женщиной или родительской любви и так далее — мы видим, что это является одной из основных сущностей нашей цивилизации, жизни людей по всему миру. Любовь — это одна из основополагающих ценностей, делающих нас людьми.

Я рад, что у меня была возможность поработать над проектами, отражающими различные тематики, так как считаю, что в человеческих отношениях нет ничего второстепенного – все главное, все важно.

Каждый раз, когда я смотрю на монумент «Битва за Британию» меня завораживает это произведение: за каждым персонажем монумента стоит его собственная история. Как вам удается передать характер ваших персонажей столь тщательно и точно? Вы изучаете их жизни или это более общее исследование человеческой природы?

Ну, я бы сказал, что и то, и другое. Битва за Британию была в 1940-х годах, и тогда люди выглядели немного иначе, чем сейчас. И я провел многие месяцы читая, изучая архивы различных музеев в Лондоне и в его округе, и собрал досье образов, которые помогли мне понять прически, лица, жесты и поведение людей тех времен. Но создавая этот монумент я не обращался к тем фотографиям. Я смотрю на людей все время. Мне нравится наблюдать за людьми, например, сидящими в кафе, я «человеконаблюдатель». И когда я начинаю работать над скульптурой, то не стараюсь добиваться какого-то конкретного портрета. Так, работая над композицией «Битва за Британию», я хотел донести общую атмосферу того времени, чтобы люди сразу увидели, что это 1940-ые годы, а не узнавали бы какие-то конкретные лица. Другими словами, я стараюсь передать характер персонажа, а не создавать конкретный личностный портрет. Но лицевые эмоции, и то, как осанка выражает язык тела и другое, – это именно то, чем я увлечен и заинтересован. Меня очень интересуют произведения искусства, где сюжет демонстрирует диапазон человеческих чувств.

Как вам удается отражать личность персонажей в таких работах, как монумент Королеве Матери и проект, над которым вы сейчас работаете, – монумент в память о Первом Президенте Каримове?

Я должен исследовать жизнь этих людей, и мне нужно ознакомиться с максимальным количеством визуальных материалов о том, какими они были, как они вели себя на публике. В случае с монументом Королеве Матери, она провела большую часть своей жизни пожимая руки или на скачках. Это была другая, отличная от нашей жизнь. И я действительно пытался найти энтузиазм изначально, потому что ее жизнь, казалось, не содержала драмы, которая в целом помогает в создании произведения искусства. Но постепенно я понял. К примеру, в 1940-х, когда она вместе с королем посещала часть Лондона, недавно подвергшуюся бомбежке. Изначально ей тяжело было встречаться с людьми, которые потеряли всё – свои дома, своих любимых, и они стояли на улицах среди развалин. Но один немецкий пилот сбросил бомбы на Букингемский дворец, и с того момента она смогла посетить остальную часть Лондона в качестве человека, чей дом также подвергся бомбежке. И это поменяло динамику отношений между народом и королевой. Это было элементом драмы в ее жизни. Поэтому я ищу детали, которые могут помочь мне найти ключевой момент. В случае с Первым Президентом я просмотрел видеозаписи его речей и общения с народом. И это помогло мне понять силу, политическую волю этого человека, а также доброту, заботу, внимание к деталям, желание и волю построить современное светское мирное государство из того хаоса, который образовался после распада Советского Союза. Поэтому в монументе я хотел отобразить силу, достоинство государственного деятеля, а также заботливого отца в отношении страны и нации в целом.

Создание скульптуры – это долгий и трудоёмкий процесс. Вы вовлечены в каждый этап данного процесса?

Да. Я создаю дизайн, макет, далее я создаю модель в натуральную величину, сам или при помощи помощников. Потом, когда модель в натуральную величину готова, приходит литейщик, создает заготовки и забирает их, чтобы создать пресс-формы и отлить бронзу. Я слежу за каждым этапом отливки, постоянно посещаю и проверяю, а также работаю над пресс-формами. Работа с бронзовой отливкой начинается с создания модели и негативной пресс-формы, на основе которой делается восковая фигура. И на каждом этапе форма скульптуры слегка меняется. Для того, чтобы сохранить оригинальную форму скульптуры я вмешиваюсь на каждом этапе или непосредственно работаю со специалистами. Когда бронза отлита, мне не обязательно шлифовать металл самому. Потому что есть люди более компетентные, которые сделают это быстрее, чем я. Но я непосредственно наблюдаю за их работой и направляю их. Таким образом, я руковожу процессом с начала отливки, но также я позволяю экспертам делать их работу, которую они знают лучше.

Препарируя характеры и создавая образы, что для Вас является самыми позитивными качествами в человеке? Что вы цените в людях?

Хороший вопрос. Думаю, я больше всего ценю честность, сопереживание и доброту, как три качества, которые помогают нам быть цивилизованным. Честность быть правдивым, а не только говорить правду, но честность подразумевает также понимание того, что ты не собираешься скрывать что-либо, а смотришь фактам в лицо. Сопереживание – способность чувствовать эмоции других и ставить себя на их место. Я думаю, что оно является основополагающим для мирного, дружелюбного и достойного человеческого существования. И, конечно, доброта — это то, что необходимо в каждом случае. Потому что она подобна смазочному материалу, который помогает механизму человеческого взаимодействия. Это означает, что мы уважаем достоинство каждого человека независимо от его социального статуса или чего-то еще.

С точки зрения эмоций, какие эмоции наиболее интересны для вас в процессе создания ваших скульптур?

В искусстве намного интереснее выразить негативные эмоции, такие как зависть, гнев, злость, похоть. Потому что они искажают лицо и тело, что делает образ драматичным. Например, в западном искусстве — я особенно привязан к моему христианскому наследию — у нас есть образы Судного Дня о конце времен, когда Бог определяет, кто может отправиться в рай, а кто отправится в ад. Во Франции, где мы живем, есть очень знаменитая картина Рогира ван дер Вейдена, написанная в XV веке, которая отображает огромную сцену Судного дня. И образы, которые обречены на вечные муки в аду, в огне, — абсолютно потрясающие, красивые, невероятные, мощные и страшные. А образы, идущие в рай, выглядят невзрачными и неинтересными. Потому что мы не знаем как отобразить рай, но мы знаем как отобразить ад.

С современным темпом жизни люди испытывают большой стресс. Как вы боретесь со стрессом на ежедневной основе?

У меня нет сильного стресса, потому что я живу в сельской местности. Каждое утро выгуливаю своих собак, и каждый вечер я опять иду с ними гулять, и я слышу щебетание птиц на деревьях. И я просто иду в свою студию и работаю, иду вечером домой и работаю. Я много работаю, но я выбрал такой стиль жизни, довольно простой и деревенский. Единственное из-за чего у меня стресс – это когда я смотрю новости. Также немного переживал вчера, перед презентацией.

Но я бы сказал, что выгуливание собак — это мое лучшее противоядие от стресса.

Чем вы еще занимаетесь в свободное время?

Я люблю кататься, поэтому в свободное от работы время езжу на своем мотоцикле, вожу машину, катаюсь на велосипеде. Я немного занимаюсь спортом, но у меня не так много свободного времени.

Мой последний вопрос: не могли бы вы рассказать о ваших будущих проектах? У вас есть образ скульптуры или определенного человека, который вы хотели бы создать?

Честно говоря, каждый проект, над которым я работаю, занимает все мое время, и у меня просто нет времени думать о следующих проектах,  пока не закончу текущую работу. Я знаю, что после памятника Первому Президенту, я буду работать над большим военным мемориалом в Ливерпуле, посвященному битвам в Атлантическом океане с 1939 по 1945 годы. Как и «Битва за Британию», это огромная, эпическая история о человеческих страданиях и человеческой силе. Поэтому я очень взволнован этим, так как это позволит мне действительно изобразить некоторые очень драматические вещи. Но я не думаю об этом пока не закончу текущий важный проект, я как правило, не позволяю себе отвлекаться мыслями о будущем. Я довольно таки прагматичный. Я твердо стою на земле, концентрируюсь на текущей работе, а также принимаю, что бы мне ни предложила жизнь. Я от жизни ничего не жду, и счастлив принять то, что предлагает мне жизнь.

Спасибо большое за это невероятно интересное интервью, Пол. Мы желаем Вам успехов во всех ваших начинаниях в будущем.

Спасибо вам!

 

 

< Предыдушая статья: Имбирное печенье

Читать также

Смузи на завтрак
Новости
Смузи на завтрак
КУЛЬТУРА ТЕЛА
Тренды
КУЛЬТУРА ТЕЛА
Джинсовый бум
Тренды
Джинсовый бум
Искусство эпатажа
Культура
Искусство эпатажа
Мега-Омега 3-6-9
Новости
Мега-Омега 3-6-9
Фитнес с резинками
Новости
Фитнес с резинками